О КУВАНДЫК.РФ - всё о городе

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Баннер
Баннер
Баннер
Июн
21
«Между миром и войной каких-то пять минут осталось»
(1 голос)

                    Тамара Ясакова

       «У нас одна минута от юности до старости… Главное – успеть зажечь свой огонь радостью». Прасковья Семеновна Грекова по жизни всегда успевала, вокруг себя всех добротой окружала. 

Из воспоминаний Прасковьи Семеновны Грековой:

- Эвакуировали в Медногорск Тульский оружейный завод № 314, поставили в Никитино. Рабочих стали набирать. Да где их взять? Все мужики на фронте. Пошли по школам. Уговаривали учеников.  По 300 граммов хлеба обещали давать. Голодно было. Согласились дети, повзрослевшие от войны.

 Слово «фрезеровщики» выговорить не могли,  а надо было  работать на этих станках. Машины огромные, не достать. Ставили ящики один на другой и учились. Наставник покажет – повтори. На все про все – неделя. Дальше сама разумей.

 Работали сутками. Мастер подойдет, тронет за плечо: «Не спи, доченька». Отругает, если волосы из-под платка выбились. В станок попадут -  затянет. Были такие случаи – калечились. Все девчонки в голос плакали и кричали: «Не придем больше сюда!». Да куда деваться. Война! И снова шли к станкам.

 Обуви не было. Шили тапочки из тряпок, которые выдавали руки вытирать. Стельки из картона вырезали. До завода босиком, а через проходную в этих  самошитках. От стружки они не спасали. Вонзалась она  с резкой болью, до крови.

 На зиму выдавали деревянные колодки. Сверху брезент шнурками стягивали. Тепло они не держали – ноги от холода к подошве примерзали.

 Осенью работали в подсобном хозяйстве «Свиновод». Находилось оно около Краснощеково. По жнивью идем, как по стеклу – ноги в крови. К обуви у меня трепетное отношение. Настрадалась  без нее. Душа плачет, когда вижу, какую добротную  сейчас выбрасывают.

 Работала я хорошо. Токарный станок  освоила. Ударницей стала. На слет стахановок  послали. Я к мастеру: «В чем поеду?» «Найди, Пашенька, и поезжай». Подружки выручили.  Собрали,  у кого  что было – платье, платок, тапочки  «магазинные» - шик военного времени. 

Без месяца пять лет я на заводе проработала. Аукнулся мне этот недоработанный месяц – в  пенсии «военной» отказали. Начислили не как заводчанам, а по минимуму. Я так плакала. Обидно за страдания наши недетские. Дочь ездила, вступалась за меня, но тоже ничего не добилась. «Бог им судья», - что еще скажешь?

А недоработала, потому что замуж вышла. Приглянулась я парню Николаю из  подсобного хозяйства «Свиновода», куда нас на уборку отправляли. Обо мне тогда говорили: «Девка -  кровь с молоком!»  А когда сосватали, завидовали Николаю:  «Ты, парень, жену, как в лотерею, выиграл». Молодая, красивая была.

 А тут еще  по случаю моего замужества  брат мне из Польши, где служил после войны,  прислал наряды – валенки, юбку плиссированную да платок  с цветами. Я вырядилась  и за водой  пошла. Все бабоньки так и ахнули. Расступились у колодца: «Королевишна!».

  Жили мы с мужем в бараке тесно, бедно, но весело. Мой Николай и на балалайке играл, и на гитаре. А как плясал! Двадцать четыре коленца выбивал!  Только песнями да танцами сыт не будешь. Голодно было после войны. Из комбикорма и кашу варили, и оладушки пекли.

 Город быстрее деревни после войны на ноги вставал. Настояли родители, переехали мы в Кувандык. Ох, и хлебнули горюшка! Квартиру сняли, а хозяин топить ее не разрешил. Николай буржуйку сделал. Все равно  холодно. Дети крошечные, плачут. Начальник мужа пришел, посмотрел: «Выпишу тебе помощь. Добавляй и покупай домик».

 У мамы моей всего год как корова была. Сами еще нарадоваться не успели. Поплакали и продали – деньги нам.  Низкий поклон  родителям нашим.

 Купили мы хибарку и стали дом строить вокруг нее. Получит Николай зарплату, купит два-три бревнышка. Где что заработает – опять на дом. Золовка приехала. Подрядились мы дома мазать и штукатурить. Половину домов в Кувандыке обиходили. Более пяти лет строились сами, никого не нанимали. Тяжелые потолочные бревна (матки) всей семьей поднимали.

Выручал нас хмель, который мы мешками набирали, да аж в Куйбышев на продажу возили. Детей учили. Не зря старались – хорошие люди из деток  выросли.

2009 год

Добавить закладку

Добавить комментарий


Анти-спам: выполните заданиеJoomla CAPTCHA
Баннер
Баннер
Яндекс.Метрика

Последние комментарии


Баннер

Мы в соцсетях

Мы в Инстаграм

Баннер

Бесплатные объявления