О КУВАНДЫК.РФ - всё о городе

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Баннер
Баннер
Баннер
Авг
16
Чтобы жить!
(3 голоса)

              Тамара Ясакова

Совсем разболелась Анастасия. У врачей на все ее жалобы один ответ: «Старческое». Поначалу это слово острой обидой  впивалось в нее: «Какая же я старая?»  Подходила к зеркалу, забывая истину – что ищешь, то и найдешь. И,  действительно, находила  - морщинки у глаз, потухший взгляд, поджатые скорбно губы и другие засечки, оставленные временем.

Бессонные ночные часы перемежались с видениями, которые переносили Настю в родной городок Кувандык. Странно, жила она там до 18 лет, все остальное время пребывала в далеком  большом городе, в квартире, довольная и успокоенная размеренным комфортным бытом.

Ей завидовали: «Это надо же как сумела устроиться: кабинетная не пыльная работа, муж при должности, дети – в столице». Только в старости все эти плюсы в минусы обратились. Муж  молодую нашел.  Дети далеко, у  них своя жизнь, звонят редко, с извинениями. Сама от сидячего образа жизни сгорбилась, зрение село, ноги отвыкли ходить, легкие – дышать полной грудью.

А родная сторонушка снилась и снилась. К чему бы это? Пошла к соседке-старушке спросить – что бы это значило? Та ее « утешила»: «Либо к смерти, либо к болезни тяжелой». Увидев, как Настя с лица переменилась, как утопающей, соломинку кинула: «Родимые места зря человека не тревожат, зовут, значит, помочь хотят. Поезжай!»

 «Поезжай! - передразнила Анастасия соседку. – Куда? К кому? Все быльем поросло». Укладываясь спать, боялась и в то же время хотела, чтобы сны повторились. Теплым светом входили они в ее бесцветную жизнь. До мельчайших подробностей запомнила Настя ночное видение – гора, на ней маяк, ведет  вверх к нему  тропа протоптанная. Знать, многие прошли по ней. Слева от горы кладбище. Идет к нему дорога широкая, наезженная.  Тяжело подняться ввысь, легко катиться вниз.

Утром зачем-то достала старый альбом, стала перебирать фотографии, искала черно-белые снимки кувандыкской поры. Вот родительский дом – продан. Давно нет на этом свете ни отца, ни матери. Вот река Сакмара. Кто на берегу – не разберешь.  А это мостик навесной через речку Кураганку.

Настя улыбнулась. Вспомнила, как мальчишки прятались в прибрежных кустах и ждали, когда самые красивые девчонки на мосток вступят, тут и появлялись с двух сторон. Бегут, мост раскачивается. Девчонкам страшно, визжат. А ребята тут как тут, дескать, поможем перейти. И про гордость забудешь, схватишь протянутую руку, только бы до бережка быстрее добраться. А мальчишки не торопятся, зубы заговаривают, познакомиться стараются.

Одна, другая фотографии. «Здесь я на вокзале. Уезжаю». Настя в сердцах  захлопнула альбом, бросила его на диван. И вдруг из него выпал старый, затертый  телефонный справочник того времени, когда люди не боялись на всеобщее обозрение выставлять свои телефонные номера. Словно  двери дома открывали настежь  перед всеми – звоните, приходите, всем рады.

Боязливо взяла в руки потрепанную книжицу. Словно в прошлое заглянула. Полузабытые фамилии, незнакомые номера. «Подруга же  у меня была, соседка Лидка. Как ее фамилия? Вспомнила! Краснова!» Скользила взглядом по списку, отыскивая по алфавиту буквы «Л» и «К». Нашла! И тут же с горечью подумала: «Столько лет прошло. Поздно… могла уехать, сменить номер телефона, умереть, в конце концов».

Встала, занялась делами, а цифры не отпускали, крутились перед глазами, просили, требовали: «Позвони!»  Анастасия подошла к телефону, медленно, оттяжкой набрала номер. На другом конце провода, словно только и ждали этого звонка: «Да, да! Катя! Это ты? Что же ты молчишь? Тебе плохо?» Неожиданно для себя Настя ответила: «Да, мне плохо. Мне очень плохо».  Пауза. И снова натиск заботы, страха: «Катя, что с твоим голосом?». Отступать некуда. Надо признаваться. «Я не Катя, Я Настя Сухова. Мне нужна Лида».

И вдруг полились радостным, сумбурным речитативом возгласы, охи, ахи, вопросы…  Да, это была Лидка! Такая же! И 40 лет назад она, как и сейчас, при встрече выливала на подругу  ушат восторга, мелким бисером сыпала новости, а когда словесный поток иссякал, хватала за руку и тащила за собой, познакомить, показать, удивить  или испугать.

 Через два дня Настя собирала в дорогу чемодан: «Денька три побуду и назад, а может, и одного хватит». Ее приезд в Кувандык начался с сюрприза – Лиды не было. Женщина беспомощно оглядывалась по сторонам. И тут к ней подошел мужчина: «Вы – Настя?» «Да», - ответила она. Оказывается, Лида уехала к больной сестре, попросила знакомого встретить подругу, передала ключи и записку, в которой просила денек прожить без нее.

 Когда машина остановилась, Настя подозрительно огляделась: «Куда привез?» Где их домик? Где избенка Лидии? И улица вроде не та, хотя, когда подъезжали, промелькнуло знакомое название. Все изменилось. На месте родительского дома стоял особняк, занявший весь их большущий огород. У Лидии к ее домику придвинулись, притулились  дополнительные пристройки. Мужчина помог открыть ворота, занести чемодан, раскланялся и удалился.

Анастасия глубоко вздохнула, пробуя воздух на вкус.  Память, как на ладошке, преподнесла детство – запах полыни , сирени, яблонь…  Подняла глаза. Горы! Те же,  большие, округлые, добрые, родные. И как во сне тропинка к маяку на вершину. «Слава Богу! Я дома».  Замерла, представила, как идет вверх – выше, выше, к небу!

  Но что это? До боли знакомый тягучий, сладко-нежный  запах принес ветерок. Пошла на его зов и вскрикнула: «ночная фиалка!» Не ожидала она от Лидии такого постоянства. Много лет назад ее палисадник источал этот же аромат, привлекая внимание прохожих.

 До позднего вечера осваивала Анастасия владения подруги. «Какой была, такой и осталась – сумбур и неразбериха». Как могла навела порядок в маленькой комнатке, в которой решила приютиться до приезда хозяйки. На кухне прошлась тряпкой. Ложась спать, удивилась, что так долго продержалась. После долгой дороги не свалилась от усталости.

Утром по привычке хотела полежать, понежиться, но телефонный звонок настойчиво звал к себе. «Настя, прости, что так получилось, поживи,  пожалуйста,  дня три без меня. Сестра Катя сильно болеет. Там у меня собака, кошка, куры, присмотри за ними», - виновато просила Лида. Анастасия оторопела. Пока собиралась с мыслями, как сказать подруге, что ей не по силам справиться с  огородом, домом, да еще и живностью, что она почти смертельно больной человек, трубка пропела прощальный гудок. Куда деваться? Назвался груздем – полезай в кузов.

Только с чего начать? Здесь же дел невпроворот. Долго думать не пришлось:  просяще замяукала кошка, вслед за ней заскулила собачонка. Кормить надо. Да и у самой со вчерашнего дня крошки во рту не было. Охая да ахая, постанывая да вскрикивая от боли то в спине, то в ногах, принялась за дела.

Полуденная жара загнала в дом. С наслаждением вытянулась на диване, пристроив ноги на валике. Отдыхайте, милые! Как она ругала себя! «Жила бы и жила в своей квартире, в чистоте и комфорте. Нет, понесло меня на родину. Кувандык – долина счастья. И где же оно?» 

Через три дня Лидия объявила, что везут сестру в областную больницу. Снова извинялась, умоляла присмотреть за домом, обещала скоро вернуться.  «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! А я уже чемодан собрала». Пришлось распаковываться да в дела впрягаться.

Утречком пораньше, до жары, Анастасия вышла во двор. И вдруг так захотелось босиком пройтись по влажной от росы изумрудной траве. Сняла тапочки, осторожно ступила на зеленый бархатный ковер.  Прошла несколько шагов. Прохлада бодрила. Как бабушка говорила? «По росе ходите, росой умывайтесь, просить  не забывайте: «Роса-росонька, ангела слезынька, смой  болезни,  смой грехи, здоровье и молодость подари. Благодарю тебя -  говорю веруя и  любя».  Сунула ноги в тапочки, ступни огнем горели. Холод отступил.

В этот день что-то изменилось. У  Анастасии все ладилось. В голове – бабушкины слова: «Верую, люблю, благодарю».   С них все дела начинала, ими и завершала. С гордостью подумала, что Лидка не узнает свой огород, когда приедет: грядки прополоты, политы, помидоры подвязаны, дорожки подметены, картошка подпушена. Освоила Анастасия и округу – в первую очередь – магазины. Потом шагнула дальше.

По вечерам из любопытства обходила одну улицу за другой. Радовалась, узнавая родные места, дома. Находила отличия – что было и что стало.  Потом совершила поход на речку Сакмару. «Я уже не та, и ты, голубушка – не та. Стареем мы с тобой, болеем, мельчаем», - с горечью подумала Анастасия. Вошла в воду, поежилась: «Это тебе не в ванне нежиться».  Окунуться так и не решилась, но с наслаждением ходила по воде, песчаному берегу. В груди рождалась тихая радость. 

Ночи больше не мучили бессонницей. Прошло раздражение на бесхитростный, отставший от времени лет на десять уклад жизни Лидии. По крупицам впитывала Настя жизненную силу от распускающихся бутонов цветов, ранних лучей солнца,  ласковой росистой травы, от  запаха  березового веника в неказистой, но такой милой  для души и тела  крошечной баньке. 

Все чаще манила уходящая в гору тропинка. Настя отмахивалась: «Куда уж мне!»  А тропинка звала и звала. Появилась мечта-надежда: «Я поднимусь!»  Долина счастья дарила счастье! И Анастасия поняла – она вернулась домой, чтобы ЖИТЬ!

Добавить закладку

Добавить комментарий

Требования к комментариям на сайте окувандык.рф


Уважаемые пользователи! В связи с возросшей нагрузкой на сервер на сайте включена предварительная модерация комментариев.


Анти-спам: выполните заданиеJoomla CAPTCHA
Баннер
Баннер
Яндекс.Метрика

Последние комментарии


Мы в соцсетях

Мы в Инстаграм

Баннер

Бесплатные объявления