О КУВАНДЫК.РФ - всё о городе

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Баннер
Баннер
Баннер
Апр
25
Крёстная
(0 голосов)

          Тамара Ясакова

Людмила по пальцам могла пересчитать встречи с отцом, которые отдельными кадрами отпечатала детская память. Вот светло-рыжий канапушчатый мужчина, навеселе, с какими-то кульками в руках заходит в дом и залихватски-громко, наперекор ворчанию старушки-матери и крикам жены поёт: «Не кочегары мы ни плотники, но сожалений горьких нет, как нет. А мы монтажники-высотники и с высоты вам шлём привет».

 Следующий фрагмент: деревня, поляна. Ребятишки и «гигантские шаги» - чудо-изобретение для полётов наяву. Крутящееся колесо наверху столба, свисающие толстые верёвки с дощечками для сидения, «подпопники». Садишься, разбегаешься и... паришь. Детская душа ещё не разучилась возноситься ввысь, поэтому блаженство полета  было неземным чувством.

 В одно из таких мгновений восторга появился он — отец. Остановил крутящееся колесо. Парящая душа кубарем скатилась с небес на землю, съёжилась, затаилась. Присел на корточки: «Меня не забыла? Ты матери не верь. Я тебя не брошу». Помолчал, чего-то ожидая, вздохнул: «Эх, ты...». И ушёл.

Потом уже студенткой встретила его на вокзале. Кто сделал первый шаг, она не помнит. Отец привёл её в свой дом. На странно высоком стуле сидела старушка. «Поцелуй бабушку», - подсказал он. Людмила послушно коснулась губами сухой сморщенной щеки. Сердце молчало. Потом пришла незнакомая женщина, которой она была гордо представлена: «Это моя дочь, студентка». Провожая на поезд, сунули коробку. В вагоне открыла — босоножки. Но чтобы носила их ... не помнит.

И теперь этот ворвавшийся как из другого времени телефонный звонок: «Людмила, отец твой умер». Чуть не спросила: «Какой?». Прикусив губу, слушала: «Похороны завтра по адресу...»

Что делать? Представила чужих, плачущих людей и себя среди них, пытающуюся выжать хоть слезинку. Любопытные взгляды, шепоток. «Нет, нет. Не хочу. Не пойду. Я его уже не помню. Он чужой», - оправдывала сама себя. Утром приняла, как ей показалось, разумное решение: «Поеду на кладбище, там попрощаюсь, положу цветы и уйду».

В магазине ритуальных услуг выбрала венок. На автобусе ехать? Как-то странно: с венком среди людей.

«Вы на кладбище? - вдруг спросил хозяин магазина, заметив её смятение. - Сейчас туда пойдёт наша машина. Садитесь, доедите». Облегчённо вздохнув, Людмила поднялась по ступенькам в автобус, машину, как назвал её хозяин. Это был катафалк: сиденья вдоль стены, посередине приподнятая площадка. «Для гроба», - поняла Людмила, ещё не ведавшая о таком транспортном средстве. Поехали.

 Через пять минут она ясно видела, что едут не на кладбище.  Остановились около дома. Людмила узнала его. Давным-давно она уже была здесь. Людмила сжалась в уголочке. Занесли гроб. Да, это был отец. Ей показалось, что теперь он парит на «Гигантских шагах» где-то далеко от них, провожающих его, еще привязанных к земле. От этой захватывающей дух высоты у него такое отречённо-бледное лицо,  и белый пушок волос вздыбился над мраморным лбом.

 Людмила потянулась, пригладила невесомо-покорные волосы. Вздрогнула от внутреннего голоса: «Ты же всегда боялась мёртвых». Что происходит? Почему нет страха? Наоборот, желание прикоснуться к нему. И мучительной подсказкой тот же голос: «Он тебе родной, родитель». Словно детский сон охватил её, в котором она кричала без голоса, спасалась без надежды на спасение. И волной заливало отчаяние: «Ничего не изменить».

«Людмила, это ты?» - обратилась к ней незнакомая женщина. Подсела поближе: «Я твоя крёстная — Тоня. На свою маму ты похожа, вот и узнала тебя». Этот тихий голос вывел Людмилу из судилища совести. Женщина тихо, убаюкивающе рассказывала, как крестила её, маленькую. Глядя на отца, оправдывала его: «Хороший он был, только ошибся один раз, а исправить не смог. Ты его не суди. У него сейчас другие судьи. Он и нас с тобой свёл, чтобы грех с души снять. Мне тебя поручил. Так-то, родная ты моя».

Людмила встретилась с глазами крёстной: на неё нежно, просяще смотрели глаза отца. Да, его взгляд был таким же как тогда, ожидающим. И опять она молчала, но теперь говорить мешали слёзы.

Добавить закладку

Добавить комментарий

Требования к комментариям на сайте окувандык.рф


Уважаемые пользователи! В связи с возросшей нагрузкой на сервер на сайте включена предварительная модерация комментариев.


Анти-спам: выполните заданиеJoomla CAPTCHA
Баннер
Баннер
Яндекс.Метрика

Последние комментарии


Баннер

Мы в соцсетях

Мы в Инстаграм

Баннер

Бесплатные объявления